21 ноября 2011 г.

Полюбите свое тело, и оно ответит вам взаимностью


Полюбите свое тело, - прочла я в одной умной книжке, - и оно ответит вам взаимностью. Легко сказать, а за что же любить-то его? Вот стоит оно в трусах и лифчике перед зеркалом, в резком, так сказать, и беспощадном свете дня. Понуро свесило плечики,
знает – сейчас его будут песочить. 

Что мы говорим ему?
Такое-сякое! Вот здесь у тебя мало, вот здесь у тебя много, а тут и
вовсе безобразие. Смотри у меня: не влезешь в купальник такого-то
размера - не будет тебе пляжа. Сиди на берегу, туго застегнутое, смотри на блондинок и понимай, какое ты неформатное. А нечего было жрать после шести. 

Много вы знаете людей, которые после такого не дали бы вам в ухо? Не плюнули бы в вас и не сделали бы вам что-то гадкое?
Маме бы вы такое сказали, или подружке, или дочке? О нет. Мы любим их, мы их жалеем. А себя почему-то никогда. 

Прости меня, дорогое тело, говорю я, пристыженная. 

Чего это вдруг ты должно быть таким, как в журналах, только потому, что... а почему, собственно? У тебя свои представления о прекрасном. Ты убеждено, что те самые килограммы на бедрах - это очень, очень красиво и очень надежно. Этими килограммами ты спасешь меня, когда костлявая рука голода потянется к моему горлу. Ты старательно собираешь их для меня, как по копеечке кухарка копила на ученье сынку. Приказывать тебе бесполезно - попробуй убеди кухарку не копить. Ты такое же живое, как
я, и такое же упрямое. А я-то с тобой, как с машиной - то газ, то
тормоз, то техосмотр, хочешь ты или нет. 

Хорошо, что ты плевать хотело на мои приказы. Ты ведь, и правда, знаешь лучше меня. 

Это ты мне подсказываешь, когда я еще ничего не поняла: тут плохо, нужно уйти. 

Или: а вот с этим мужчиной я целоваться не буду. Противно. 

А с этим буду. Он мне нравится. Тебе тоже? Ну, тогда думай, как ты мне организуешь возможность целоваться с ним почаще. 

Тебе невозможно заморочить голову чужими советами. Головы-то у тебя нет... И слава Богу. Ты бескомпромиссно заявляешь: тут я за, тут я против, и точка. 

Ты у меня, конечно, с характером. 

Каблуки я не надену, говоришь ты, хоть режьте меня, хоть ешьте меня. Мало ли чего в журналах пишут. 

Так и быть, я выучу эту формулу, но забуду сразу после экзамена. Скучная формула. 

Водки не хочу. Невкусная. 

Лыжи? Ты с ума сошла. Никогда больше - хватило мне школьных марафонов. Горные??? Какие-какие?? Вот то-то же. 

Я могу на тебя положиться. Ты умеешь та-акие штуки! И ведь никто не учил. Просто умеешь, и все. И откуда-то знаешь, что мне надо, а что нет. 

В один прекрасный день ты сказало твердое "нет" сигаретам, и как я ни пыталась тебя заставить - ты не отступало.
Правда, такое же твердое "нет" ты сказало и беговой дорожке. Не любишь ты ее. Ты любишь шататься по городу часов шесть подряд, и чтобы была золотая осень, и чтобы листьями пахло и сладко, и горько, и чтобы загребать их ногами. Какой фитнес-клуб, увольте... Знаешь, это уже перебор. 

Но как ты сделало мне ребенка! 

Просто сказало: "а теперь отдыхай!" - и принялось что-то себе варить, ваять и паять с ювелирной точностью. В день икс ты сообщило, что пора принимать работу, и выдало отличный результат. Ей-богу, я этого просто не умею. 

Прости, дорогое. Больше не буду. Если ты кому-то не нравишься, это их проблемы. Мне ты нравишься. Я люблю тебя. Не за красоту, конечно, уж прости меня за искренность... а так, вообще. За богатый внутренний мир.

Мне кажется, что и ты неплохо ко мне относишься. 

Раз так, может, попробуем-таки сбросить эту пару килограммов? Ты же любишь шпинат. Вот с этим горьковатым, первого отжима маслом. Ваши условия?
Шоколадка по первому требованию? По первому, но чуть-чуть. И не
грубить.  Договорились.


Автор: Манон Леско